Тикси-Бухта встреч

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

3 октября 2005

E-mail Печать PDF

3 октября 2005: Итак, продолжим! 

Короче, этим летом мне действительно удалось побывать на сплаве. Даже два раза. Дело в том, что отдел по культуре и спорту 

Чаунского района в соответствии с программой Абрамовича по развитию детского туризма на Чукотке запланировал на это лето три сплава 

по рекам района. 

Для этого дела сюда даже вернулся Евгений Швец-Шуст, который когда-то занимался здесь организацией детских сплавов, 

но покинул Певек три года назад. Короче, полная халява! Продукты, сплавсредства, 

всё за счёт отдела культуры! Такого я себе не мог даже и во сне представить! Единственная проблема заключалась в том, чтобы набрать 

нужное количество детей, чтобы сплав состоялся. А вот их то как раз не было. Все разъехались по лагерям в центральных районах страны, 

опять таки, по программе Абрамовича. 

 Мне это оказалось на руку, и я был оформлен по ксерокопии чужого паспорта как несовершеннолетний. Оставалось только ещё найти детей. В результате огромных усилий со стороны Евгения было найдено трое. Так что мы в составе семи человек, Евгений, Ваня-инструктор, Аня-повар, дети: Женя, Боря и Диана, ну и я как бы туда же, выехали на сплав. 

Паляваам - типичная северная река с бурным течением, перекатами и галечным дном, протекающая по абсолютно безлесой долине, ограниченной высокими сопками в верхнем течении реки, а в нижнем течении река разливается по равнине на множество проток, поросших густыми зарослями кустарника. 
Прошлым летом, помнится, я как-то писал в рассылку про Паляваам, про метеостанцию "Глубокая", расположенную возле впадения одноимённой речки, про географию летних автотрасс Чукотки. 
В этот раз мы тоже доехали до "Глубокой", а затем, вернувшись немного назад по трассе, высадились у впадения в Паляваам реки Вуквульвыегыргын (Дыхание Камней), по невосприятию чукотского языка, упорно называемую русскими "Первая Речка". Немного поодаль, километрах в двух вверх по этой речке виднелось несколько яранг кочевников-оленеводов. 
Причём ещё в Певеке, перед выездом я узнал, что возле той речки стоит девятая бригада оленеводов, та самая, которую я посетил в марте и о которой уже писал. В этот раз я опять с нетерпением ждал встречи с уже знакомыми людьми, с их укладом жизни, со сказкой... Не побоюсь этого слова. 
На месте высадки мы собирались простоять пару дней, что давало мне возможность побыть в стойбище подольше. 
Самого стада здесь в это время года не было. Оно и вся мужская часть бригады укочевали километров на шестьдесят отсюда вверх по Вуквульвыегыргыну и далее за перевал в Анадырский район. Уделом женщин оставалась выделка оленьих шкур в хорошую погоду, а в дождь, как обычно, ничего не остаётся, кроме как его пережидать, сидя в яранге возле костра, пить чай и спасаться от дыма, если вдруг задует ветер в направлении со стороны входа. При этом в сильный дождь сверху в каком-нибудь месте зачастую начинает капать вода, и даже не обязательно просочившаяся через швы рэтэма (покрова яранги, сделанного из стриженных оленьих шкур), а также затекшая по жердям, торчащим наружу из центрального, дымового отверстия. Приходится пересаживаться и передвигать подстеленные под себя шкуры, что они тоже не намокли. 
Затем, при наступлении ясной погоды, края рэтэма освобождаются из-под камней, прижимающих их к земле, и заворачиваются кверху для просушки. Женщины выносят наружу шкуры недавно забитых оленей, усаживаются на табурет лицом к солнцу и, разложив шкуру кверху мездрой у себя на коленях, начинают её мять, проводя по ней специальным приспособлением от себя вниз. Вещь эта представляет собой дугообразную деревянную палку с укреплённым в середине куском плоской сланцевой породы, которым, собственно, эту шкуру и трут, очень долго, до размягчения. Шкуры эти, как правило, зимнего убоя, очень лохматые и шерстлявые, но самые тёплые, используются чаще всего для пошива пологов и кукулей (полог - это спальное место на несколько человек в виде прямоугольной "палатки", которая располагается внутри яранги, а кукуль - это спальный мешок для ночёвок зимой в тундре). 
К слову сказать, кукуль из оленьих шкур - один из самых тёплых спальных мешков, весить может, в зависимости от качества шкур, от шести до десяти килограммов (для альпинизма тяжеловато), кроме этого, он очень шерстлявый, из него вылезаешь "маленьким оленёнком". 
Не стоит слишком заниматься описанием местности, где мы находились, вы уже кое-что видели по моим прошлогодним фотографиям, а чего не видели - увидите. Скажу лишь, что если начать сплав с верховьев Паляваама, то ему спокойно можно было бы присудить третью категорию, а то и четвёртую. Начиная же с этого места, всё было по-детски вальяжно. Шестьдесят километров, четыре ходовых дня. Это при почти двух отпущенных нам неделях! Остальное - днёвки, рыбалка и загорание на солнце. Что сказать, это мероприятие изначально и планировалось как отдых для детей. 
Теперь о сплавсредствах. Это были трёхместные резиновые лодки, где мы размещались поодиночке с кучей багажа. Почему было решено использовать именно резиновые лодки, а не более традиционные в этом случае рафты или катамараны, собственно говоря, не знаю... Резиновые лодки Евгений практиковал и до этого, да и потом они уже были заказаны и получены отделом культуры на тот момент. Готовили в половине случаев на двух бензиновых "Шмелях", а в хорошую погоду разводили костёр, насобирав для этого по близлежащим косам плавник. В основном это были кривые коряжки кустов, ни о чём более крупном здесь думать не приходилось, леса тут нет и в помине. 
Признаться, в целом, для туриста-сплавщика, ничем не примечательный сплав. Было просто интересно, весело, солнечно. А главное, когда я смотрел за борт на проносящееся подо мной дно, на шиверы, стоячие валы, на эти поросшие кустарником берега, всё это вызвало во мне воспоминания о той нашей с Полиной Якутии, о том двух с половиной месячном сплаве по Уяндине с полной изоляцией от внешнего мира. 
Второй двухнедельный сплав в рамках этой программы обещался быть более сложным, если угодно, "категорийным", с самых верховьев Паляваама, или вообще даже по Пегтымелю, реке, по которой сплавлялась Марина Галкина. Ну, а уж что из этого получилось, а что, скорее, не получилось, читайте немногим позднее. На сегодня хватит. 
А кстати, главной новости я вам так и не сказал... Ну потерпите ещё... 
_______________________ 
До завтра! Костя Савва. 
Фото сделано в районе верховьев Паляваама. Мы там не были.

 

Наша группа в Facebook

Реклама

Нет

Авторизация

Наши