Тикси-Бухта встреч

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

РОЖДЕНИЕ СЕВМОРПУТИ

E-mail Печать PDF


В эти дни люди, биографией связанные с Севером, отмечают знаменательную дату в отечественной истории - 75-лет с момента создания Главного Управления Северного морского пути при Совете Народных Комиссаров (СНК) СССР. Сосредоточив огромный созидательный потенциал, ГУ СМП сыграло решающую роль в изучении и промышленно-транспортном освоении Арктики, в сохранении и развитии культуры народов Севера.

 

Воздавая должное трудам первопроходцев, мы публикуем две статьи. Первая – это фрагмент воспоминаний Марка Ивановича Шевелёва (1904-1991), непосредственного участника событий тех лет и очевидца того, как готовилось это Постановление Совнаркома и Политбюро ЦК ВКП (б). В истории освоения Севера М.И. Шевелёв - личность легендарная. Ближайший сподвижник О.Ю.Шмидта, генерал-лейтенант авиации, Герой Советского Союза, руководитель экспедиции по высадке станции СП-1, один из создателей Полярной авиации и её руководитель в течение более 30-ти лет, начальник штаба Авиации дальнего действия - это далеко не полный перечень дел, выпавших на его долю. Отрывок взят из его книги «Арктика – судьба моя», изданной в 1999 г. НПО «МОДЭК» (Воронеж) скромным форматом и тиражом всего 999 экз.

Автор второй статьи Борис Михайлович Михайлов принадлежит к тому поколению полярных исследователей, которому порт и поселок Тикси обязаны своим появлением на карте Заполярья. В 1933- 34 г.г. он был начальником Лено-Хатангской экспедиции и по совместительству - первым начальником нового Усть-Ленского морского порта. За каждым абзацем его рассказа, написанного сухим языком научного отчета, встает свойственное той эпохе огромное напряжение сил. Каких трудов стоило только добраться до бухты Тикси, обустроиться, перезимовать на незнакомом безлюдном берегу – а ведь была ещё изыскательская работа обеспечившая плацдарм для наступления на «белые пятна» Арктики…


Геннадий Чумаченко (НИИ культурного и природного наследия им. Д.С.Лихачева, Москва)

 

 

В 1932 году закончился поход «Сибирякова» под руководством Отто Юльевича Шмидта. Впервые в истории Арктики пароход прошел Северным морским путем за одну навигацию, без зимовки, что в свое время не удалось таким знаменитым исследователям Арктики, как Норденшельд, Амундсен, Нансен. Опыт «Сибирякова» был настолько впечатляющим, что после окончания экспедиции О.Ю. Шмидт был приглашен в правительство для сообщения о походе. Ему и В.В. Куйбышеву было поручено подготовить доклад с предложениями о возможностях плавания по Северному морскому пути и о том, что необходимо сделать, чтобы суда могли плавать регулярно. Была собрана группа людей, уже работавших в Арктике, и в частности, в Комсеверопути, где я тогда работал. Пригласили и меня.

Мы готовили этот доклад почти до самого заседания, вносили поправки прямо в кабинете Куйбышева, который помещался тогда в здании в самом начале Калининского проспекта, где теперь находится Музей архитектуры им. А.В. Щусева. Кабинет был угловой, нас было много, все отчаянно курили, стоял сизый дым, хоть топор вешай. Рядом в комнате стучали машинистки. Куйбышев и Шмидт часто заходили и торопили нас. В конце концов взяли папку и через Троицкие ворота пешком пошли в Кремль. А мы остались ждать, чем все это кончится, и опять курили.

Часа через два они возвратились. Куйбышев всю папку шлепнул на стол и сказал: «Никуда не годится! Все надо переделывать!» Но мы увидели лукавое выражение глаз и у него, и у Шмидта, не такое, когда приходят с неудачей. Сели. Куйбышев: «Хоть окна отворите! Дышать нечем!» И они начали рассказывать. Рассказчики оба были прекрасные. В основном говорил Куйбышев, а Шмидт вступал время от времени, подавал реплики.

Услышали мы примерно следующее. По нашему проекту мы всем наркоматам надавали десятки распоряжений. Разные объекты должны были строить различные организации, в чьем ведомстве находились те или иные функции. Скажем, Наркомпочтель должен отвечать за строительство радиостанций, Внешторг должен был закупать ледокольные пароходы и т.д.

Когда все это доложили на Политбюро, Сталин, который, покуривая трубку, ходил вдоль стола, спросил: «Вы думаете, это все можно осуществить?» Ответили: «Если будет решение». Сталин: «Покажите, где это ваше Тикси?» Шмидт подошел к карте и показал. Сталин хмыкнул: «Ну да! Мы этот Наркомвод каждую неделю ругаем за то, что он нефть из Баку по Волге не может как следует перевезти, а вы хотите, чтоб он думал о вашем Тикси, порт там строил? Он же думает, что завтра получит выговор за перевозку нефти, а за ваши дела, за Тикси, выговор ему грозит года через два-три. Не сделает он ничего в Тикси!»

Примерно такой же разговор был и по Наркомпочтелю, который газеты вовремя доставить не может. Куда ему радиоцентр строить на Диксоне! Шмидт показал на карте Диксон. «Нет, не будет он Диксоном заниматься, кому-нибудь поручит. Так дело не пойдет! Арктика - вещь сложная. Надо создавать организацию, которая отвечала бы за все. И знала бы - отвечает за Арктику и больше ни за что. А мы с нее спросим - и строго! Тогда у вас дело пойдет. Давайте сделаем по-другому. Бумаги переделайте, а мы напишем постановление: создать при Совнаркоме Главное управление Северного морского пути, поручим ему проложить путь от Белого моря до Берингова пролива, оборудовать его, содержать его в исправном состоянии и обеспечить безопасность плавания. Пока хватит».

Документы были переделаны, и Совнарком и Политбюро приняли серьезное решение. Вся территория Полярного круга поручалась Главку со всеми отраслями народного хозяйства, начиная с транспорта, строительства промышленных предприятий и кончая торговлей, заготовками пушнины, созданием культурных баз, школ, больниц. Сталин сравнил эту организацию с когда-то существовавшей Ост-Индской компанией. Только у нас построена она должна быть не на крови, не на костях местного населения, а на базе поднятия их культуры. Пошутил, что вот у Ост-Индской компании были свои войска для подавления восстаний, а у нас все должно решаться мирным путем, поэтому «пушек Шмидту не давать!» На основании этих указаний Сталина позже было разработано большое постановление о строительстве новых ледоколов, которых тогда не было, о создании полярной авиации, развитии промыслов, промышленности, о строительстве новых заводов.

Так состоялось рождение Северного морского пути. Мы начали работать. Приказ №1, который отдал Шмидт, датирован 1 января 1933 года, так как с этого дня началось финансирование, открывались счета, штабы и т.д. Помещались мы тогда в маленьком домике рядом с гостиницей «Россия», там сейчас восстановлена церковь. Надо было набирать людей, создавать авиацию…

А вот так выглядел документ, который дал старт планомерному завоеванию Арктики.



ПРИКАЗ № 1

по Управлению Северного Морского Пути при СНК СССР

1 января 1933 г.

п.1

Объявляется Постановление СНК СССР от 17.12.32 об образовании Главного Управления Северного Морского пути при СНК СССР.

п.2

С сего числа считать ГУСМП начавшим работу.

п.3

С сего числа приступил к исполнению обязанностей Начальника ГУСМП.

п.4

Назначаю т.т. Шевелёва М.И. и Ушакова Г.А. исполняющими обязанности заместителей Нач-ка ГУСМП.

п.5

На тов. Шевелёва М.И. возлагаю руководство вопросами морского и воздушного флота.

На тов. Ушакова Г.А. возлагаю руководство вопросами полярных радиостанций, гиметслужбы и научно-исследовательских работ.

 

 

 

Наша группа в Facebook

Реклама

Нет

Авторизация

Наши


Быков мыс. из альбома Ниёле Лялькайте

[Быков...]