Тикси-Бухта встреч

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Что, кому и сколько...

E-mail Печать

 

...К 1 сентября социальная служба республики получит любопытный документ — полный банк данных о том, что сегодня требуется каждому из 49 тысяч инвалидов Якутии. Для этого в районы разосланы более 50 тысяч специальных анкет. С их помощью и планируется выяснить, как живут, что имеют и о чем мечтают люди с ограниченными возможностями всех возрастов: и взрослые, и дети. Для чего это нужно, мы поинтересовались у начальника управления реабилитации и социальной интеграции инвалидов Министерства труда и социального развития РС(Я) Аркадия Данилова

Газета Якутия

 

 

— Дело в том, что если раньше мы занимались в основном лишь медико-социальной реабилитацией инвалидов, то сегодня речь идет уже о комплексной. Это нужно для того, чтобы по-настоящему интегрировать в социум людей с ограниченными возможностями, помочь им жить полноценной жизнью. А это возможно, если вести работу с ними по всем направлениям: медико-социальная реабилитация, образование, трудоустройство, занятость и т.д. Особенно это важно в отношении детей и молодых.
Но для этого нужно знать, что человеку требуется конкретно. К сожалению, сегодня четкого представления об этом нет. Анкетирование, которое мы проводим сегодня, позволит получить достаточно реальную картину. Мы увидим точные цифры, кому, например, нужны коляски, а кому памперсы. Сколько человек нуждается в протезировании, а сколько — в технических средствах реабилитации. Какие они получают льготы и получают ли вообще? Где хотели бы учиться? О какой профессии мечтают?
— А раньше такой информацией вы не располагали?
— База данных у нас есть, но неполная. Точное положение вещей она не отражает. Например, судя по данным, которые нам представляли, выходило, что в креслах-колясках необходимости больше нет. А когда мы провели свой опрос, оказалось, что в них нуждается еще 200 человек.
Такой банк данных необходим и для того, чтобы помощь человеку была действительно действенной: пришел он в нашу службу, там заглянули в компьютер и получили полную информацию о нем: от диагноза до наличия у него льгот и т.д. Это нужно для того, чтобы вовремя подавать точные заявки. Кроме того, обзаведясь столь полной информацией, нам легче было бы работать с другими министерствами и ведомствами: вот, есть такая-то проблема, давайте решать!..
— О каких-то результатах уже можно говорить?
— Работа пока идет. Некоторые районы, например, Мирнинский, ее уже закончили, но полную картину по всем 49 тысячам инвалидов мы получим ближе к осени.
Это важно еще и потому, что уровень инвалидности в России не уменьшается. Хотя в Якутии за последние два года динамика неплохая: идет снижение первичного выхода на инвалидность. Это объясняется тем, что в последнее время мы тесно работаем вместе с Минздравом, Министерством образования. Ведь давно известно, если недуг ребенка выявляется в раннем возрасте, то процесс реабилитации проходит легче, и в дальнейшем человека или в легкую группу переводят, или вообще инвалидность у него снимают. Не зря за рубежом, как только малыш родился, он проходит полное обследование. Аналогичная работа сегодня идет и у нас: это и ранее выявление генетических недугов в рамках нацпроекта "Здоровье", и проверка состояния слуха у новорожденных... У республиканского Минздрава существуют специализированные программы по конкретным детским недугам.
Однако для того, чтобы интеграция людей с ограниченными возможностями в социум была действительно полной, мы разработали концепцию по развитию комплексной реабилитации. Ее основной инструмент — индивидуальная программа реабилитации для каждого инвалида. Она начинается с того, что бюро медико-социальной экспертизы расписывает, что нужно человеку: от медицинских показаний до рекомендаций относительно того, где инвалид может учиться и где ему лучше работать. Согласно этой программе он обеспечивается средствами реабилитации.
— Насколько успешно идет эта работа?
— Проблем хватает. О них много говорилось, кстати, и на недавнем семинаре в Амге. Вроде все понимают, что с этой категорией населения надо работать. Но на селе, особенно в Арктике, для этого зачастую нет специалистов. Нет положения о реабилитационных центрах, нет даже такого статуса — реабилитолог. Даже про Якутск сказать, что он на высоте, пока тоже нельзя.
Больно на этой работе отразилось и разделение полномочий, которое произошло в 2005 году. Вот лишь один нюанс! Имеется около двух с половиной тысяч технических средств реабилитации, а в федеральный перечень попало... всего 23. Мы стараемся как-то выходить из положения. Например, согласно республиканскому закону о правах и гарантиях инвалидов по зрению предусмотрели тифлосредства для слепых вплоть до специальных компьютеров. В федеральном законе они, кстати, тоже не предусмотрены. Большой перечень технических средств реабилитации — сиденья, поручни и т.д. — учтен при подготовке специальной республиканской программы, рассчитанной до 2011 года. Чтобы как-то справиться с большой потребностью в креслах-колясках, министр решил хотя бы для детей приобрести их с помощью спонсоров. Потому что ждать федеральных средств придется долго...
Одним словом, мы стараемся решать эти проблемы и очень надеемся, что та база данных, которую вскоре получим, этому тоже поможет. Человек должен прийти и просто получить ту помощь, какая ему нужна...

 

 

Наша группа в Facebook

Реклама

Нет

Авторизация

Наши